JP M TROSNIKOVA.jpg

M TROSNIKOVA.jpg С маминой стороны, мой прадед Давид Кан и прабабушка Анна Кан родом из Тарту. Прабабушка была домохозяйкой, у неё было пятеро детей. Из рассказов моей бабушки знаю, что прадед был из бедной семьи. Он начинал свою трудовую деятельность мальчиком на побегушках. Работал с самого детства, накопил какой-то капитал, умел удачно вкладывать деньги... Со временем он стал довольно состоятельным человеком. Бабушка рассказывала, что прадед Давид был филантропом Тартуской синагоги. Старшие дочки Клара, Соня работали врачами, сын Юлиус умер во время сталинских репрессий в Сибири. Самая младшая у них была моя бабушка Ида. Прадед и прабабушка были очень верующие, строго придерживались всех еврейских Традиций. Мой дед Вульф Шурас родом из Литвы. До войны они жили в Таллинне. Дедушка погиб во время войны. Бабушку вместе с двумя детьми отправили в эвакуацию в Узбекистан. В дороге было очень тяжело. Бабушка вспоминала, как поезд, на котором они ехали, попадал под бомбовые удары... и один раз она даже подумала, что своего сына потеряла — моя мама была рядом, а он убежал... Но, к счастью, все остались живы... Ещё перед войной бабушкины сёстры разъехались из родительского дома: кто переехал в Литву жить, кто - в Польшу... Вся эта родня погибла в газовых камерах - никого в живых из них не осталось... Кроме моей бабушки, которая в это время жила в эвакуации, осталась жива её сестра Лина - она была выслана в годы сталинских репрессий в Казань.

Бабушка жила вместе с нами. Она была мой ангел хранитель, очень добрый хороший человек. В детстве она мне очень часто рассказывала, как у них дома было принято на все еврейские Праздники собираться, какие у них были еврейские блюда, и она сама умела их готовить. Моё любимое бабушкино блюдо было цимес с кугелем. Бабушка учила меня, какие продукты нельзя с какими смешивать,.. что даже кастрюли нельзя менять - если в молочной кастрюле что-то делаешь, то ни для чего другого её нельзя использовать. Но я не помню, чтобы бабушка зажигала свечи на Шабат, уже было советское время, соблюдать еврейские Традиции было тяжело.

Папина сторона родом из Нарвы. Мой прадед Мясников был управляющим Кренгольмской мануфактуры. В этой семье были 4 дочки. Моя бабушка Валя была младшей. Бабушка вышла замуж за русского. Особо много об этой линии не знаю.

Мама с папой знали друг друга уже с детства, так как их мамы были подругами. Мою маму звали Анна Вульфовна, девичья фамилия Шурас. Мама умерла 3 года назад... Я думаю, что многие, кто приходил ещё в старую синагогу в здании Еврейской общины, знают и помнят мою маму. Мама работала на кухне при синагоге, готовила кошерные блюда ко всем Шабатам и еврейским Праздникам. Мама устроилась на работу благодаря моей старшей дочери. Элина где-то узнала, что требуется работник на кухню в синагогу, и предложила бабуле. Мама вначале засомневалась: «Ой нет, я не смогу», - а потом как-то решилась: «А почему бы и не попробовать». На работе её очень хорошо приняли. Тогда ещё не было никакого кошерного ресторана. Кухня в старой синагоге была очень маленькая и отдельного помещения не было - в этой же комнате мама и готовила еду, и накрывала столы на Шабаты, Праздники. Для Шабата мама готовила уже с пятницы и всё оставляла на плите на маленьком огне, чтобы еда оставалась тёплой до утра - в Шабат утром ведь нельзя ничего делать и подогревать. Готовить приходилось много, особенно на еврейские Праздники. Самой ей было не справиться, и мы приходили всей семьёй: я с двумя дочерьми, и папа мой тоже приходил - все помогали ей и под её руководством. Люди всегда подходили к моей маме, благодарили её и говорили, что всё очень вкусно! Мама знала много еврейских блюд и готовила и курицу, и латкес, и салаты... Сама пекла хоменташен к Пуриму, и на каждый Шабат она сама пекла халы. Помню, что в синагоге мама часто делала фаршированную рыбу, причём не из консервов, а сама - свежую рыбу чистила, потрошила, готовила фарш и так далее, и особенно радовалась, когда рыба была такая свежая, что ещё даже подпрыгивала и шевелилась:) Несмотря на то, что у мамы было слабое здоровье, она с удовольствием ходила в синагогу на работу и говорила: «Мне это возвращает жизнь». Мама очень обрадовалась подарку от нашего Раввина, он подарил ей книжку «Еврейская кухня».

Для меня быть еврейкой ассоциируется с еврейской мамой, с моим детством, когда мама - это что-то такое, что тебя оберегает... с душевной теплотой... У моих нееврейских подруг такого ни у кого не было... Я хочу быть похожей во всём на свою маму. Во время моего детства я не знала ни о каких еврейских Праздниках, синагоги не было, узнать об этом где-то было невозможно. Всё, что я знала о еврействе, это только то, что в детстве рассказывала моя бабушка. У нас был обычный советский дом. Но мама готовила все еврейские блюда так же, как бабушка.

Я училась в таллиннской русской школе. В школе меня очень много обзывали из-за моей национальности. Я не особо умела себя защищать, но я никому и не жаловалась - тихонько сидела где-то и плакала... В классе нас было трое евреев. В принципе, и учителя нас не переносили, всё время цеплялись, придирались. Кроме того, я была такая, что не всё быстро схватывала, может немножко где-то в облаках витала... Когда закончила школу, я особо не задумывалась куда пойти дальше. Может быть, это от того, что бабушка говорила, что её сёстры были врачами... А может потому, что последние годы жизни бабушка очень болела, и я все её лекарства с самого детства знала, собирала бутылочки, пробочки от лекарств... К окончанию школы я твёрдо знала, что пойду в медицинское училище. Поступила сразу, да и отношение ко мне там было совсем другое. Я ещё удивилась, что вступительные экзамены написала на отлично. Я не поверила, пошла смотреть работы, думала, наверное, перепутали мою работу… Оказалось, что правда — всё было сделано на отлично. С учёбой у меня больше проблем не было. После окончания училища с работой тоже проблем не было. Начала работать в Мустамяэской больнице, продолжаю там работать до сих пор - вот уже 25 лет!

Дома у нас никаких разговоров не было, что замуж нужно выходить только за еврея. Я вышла замуж не за еврея. У меня две дочери. Старшая дочь Элина училась и уже закончила Еврейскую школу. Вместе с дочкой и я учила еврейские Традиции: читала по учебникам, что-то она мне рассказывала. Когда в школе задавали подготовить какой-нибудь материал, например, нарисовать плакат, то мы участвовали в этом всей семьёй. Один наш плакат, подготовленный к празднику Ту-би-шват, даже уехал в Израиль на выставку - такой был красивый! В школе каждую пятницу проводили Шабаты. Дочка приходила со школы и рассказывала: «Мы на Шабате зажигали свечи, и сегодня была моя очередь зажигать! Она была в приподнятом настроении и дальше рассказывала, как они халу кушали, и эта хала была такая тёплая!.. Она приходила со школы и требовала, чтобы мы и дома зажигали свечи. Молитву говорила дочка, и я тоже уже эту молитву выучила с первого класса, так как учили это вместе, чтобы легче было ей запомнить. Но когда я говорю, дочка смеётся, что у меня жуткий русский акцент :)Моя младшая дочь Регина начала ходить в еврейскую школу с нулевого класса. Когда она ходила в подготовительную школу, там также были уроки по еврейским Традициям, которые вёл Лёва Кемпа. Это был её любимый предмет. И бывали дни, когда по какой-то причине этого урока не было, она так переживала и говорила: «Почему Лёвы не было? Я его целый день ждала!» Сейчас Регина учится в третьем классе Еврейской школы. Она очень довольна школой, своими одноклассниками.

Еврейская школа отличается от обычной тем, что в школе совсем другое отношение учителей к детям, индивидуальное отношение к каждому ученику, я бы даже сказала, относятся, как к своим: несколько раз позвонят, если ребёнок не пришёл в школу; если у ребёнка не получается, учитель остаётся с ним после уроков и дополнительно объясняет. В других школах такого нет. В Таллинне есть ещё и воскресная школа при синагоге. В этой школе в игровой форме детей учат еврейским буквам, словам, молитвам, еврейским Традициям. Я приводила в эту школу мою младшую дочку, когда она была ещё совсем маленькая. Регина с большим удовольствием приходила туда, чувствуется что у неё чисто еврейская душа. Регина боготворила нашу рабанит Хани, она всё время спрашивала: «Когда мы к Хани опять пойдём?» Рабанит Хани очень интересно проводила уроки. В школе также был и учитель музыки — на этих уроках дети играли, пели.

Помню, когда мы с мамой услышали, что в Таллинн приехал работать раввин, мы очень обрадовались этому, потому что когда бабушка ещё жива была, она всегда говорила: «Вот был бы раввин в Эстонии, то здесь жизнь была бы у нас другая». Когда у меня есть время по субботам, и я прихожу на службу в синагогу, то там у меня возникает какое-то такое приятное чувство — слёзы текут... В старой синагоге такого чувства трепета не было, в новой - сама атмосфера совсем другая. Мне нравится приходить в синагогу.

Я желаю всем евреям никогда не отступать от наших Традиций, помнить их и при этом каждому еврею оставаться хорошим человеком.

________________

материал подготовила к публикации: Галиа Келензон

фото: Галиа Келензон