ЕВРЕЙСКИЙ ПАСПОРТ

Леон Янкелевич

Еврейское в оспоминание из детства

ljan.jpgПервым знаменательным еврейским событием для меня стала моя Бар-Мицва. Я знал с самого детства о том, что у мальчика в 13 лет должна быть Бар-Мицва. Когда листал старые альбомы бабушек и дедушек, там были фотографии некоторых бабушкиных братьев во время их Бар-Мицвы, я их с интересом разглядывал, изучал, спрашивал, но как правильно всё должно быть, меня никто не учил. Моя Бар-Мицва была, так сказать, самодельная. Помню, мама сказала, что должен к ней подготовиться. Я не понял и спросил у мамы: «Что значит подготовиться?» - «Ну, какую-то речь подготовить, поблагодарить родителей, бабушек, дедушек.» Я задумался: «Что бы мне такое сказать?» И неожиданно возникла мысль: «А сочиню-ка я стихи... Скажу речь Бар-Мицвы в рифмованном виде.» Благодарственный стихотворный текст получился на 12-16 строк. Что интересно, ни до этого, ни после я стихи не писал.

У дочки два имени

ljank.jpgКогда у меня родилась дочь в 2004 году, я обратился к Раввину с вопросом, что полагается делать. В результате мы ей делали Бриту (ритуал для девочки аналогичный Брит-Мила для мальчиков). Происходило это в синагоге, и раввин провёл этот обряд по всем правилам. Когда подбирали имя дочке, мы с женой хотели найти такое имя , чтобы на иврите оно что-то означало. Дочь зовут Алис, но у нее есть и еврейское имя Ализа, что на иврите означает веселье, радость, праздник. На празднике Брита мы получили «Сертификат» в красивой рамке, в котором написано, что она Алис Янкелевич, еврейское имя Ализа. В подарок дочка получила Маген-Давид. Hаш ребёнок знает своё еврейское имя и что это имя означает. Хотя наша семья и не соблюдает Традиции повседневно, когда случаются ключевые моменты, как рождение ребёнка, хочется чтобы это прошло в еврейских Традициях.

Прибалт в шестом поколении

Насколько знаю, здесь, в Прибалтике, живёт пятое-шестое поколение нашей семьи. Прабабушек, прадедушек я никогда не видел. Две бабушки и один дедушка - из Валги, Южной Эстонии, и один дедушка - из Тарту. В эстонское время Валга была одним из центров еврейства в Эстонии. В Таллинне я - второе поколение. Мама Женни родилась в Таллинне, папа Моисей родился в Валга. Мама с папой знали друг друга с детства, их семьи были знакомы между собой. Они поженились в 1974 году. Мама была стоматологом, закончила Тартуский университет. Папа закончил нынешний Технический университет в Таллинне.

Дедушки, бабушки, кнейдлах и "Чайка"

У прабабушек и прадедушек, особенно cо стороны мамы, было много детей. Это были традиционные еврейские семьи. Дедушка Беньямин, один из 12 детей, бабушка Песя - одна из шести. Всех, кроме дедушки с папиной стороны, я застал. Бабушка Песя в Валга ходила в еврейскую школу, туда же ходила и вторая моя бабушка, со стороны папы, Анна. Они соблюдали до войны все еврейские Традиции и, конечно, у них было еврейское самосознание. Дед Беньямин был энергичен и предприимчив, занимался торговлей и производством, то есть, в современном понимании, был бизнесменом. Насколько понимаю, бизнес с приходом советской власти у него отобрали, но его лично смена государственного строя не затронулa. Он остался в Эстонии, его никуда не высылали. Потом дед воевал, прошёл войну от начала и до конца, но серьёзных ранений, к счастью, не получил. Бабушка со своей семьёй были в эвакуации, в Казахстане. Познакомились бабушка и дедушка после войны в 1948 году. Дед был на 11 лет старше бабушки и к этому времени добился немало. Они стали жить в Таллинне, где в 1949 году и родилась моя мама, единственный ребёнок в семье. После войны мои бабушки и дедушки кашрут уже не соблюдали, но обе бабушки замечательно готовили еврейские блюда, до сих пор помню вкус бабушкиных кнейдлах. С бабушкой и дедушкой со стороны мамы я был очень близок. С самого раннего детства слышал от них идиш, сначала абсолютно непонятный для меня язык. На идиш говорила и моя вторая бабушка. Я слышал, как они с моим папой говорили на идиш, иногда для того, чтобы что-то скрыть от меня. Но это получалось недолго: в школе я учил немецкий и благодаря этому сейчас идиш понимаю процентов на 70. Еврейские Праздники бабушки и дедушки знали, но строгого соблюдения не было. Уже ближе к концу 80-х, когда стало посвободнее, дома появлялась и маца к Песах. Дедушку с папиной стороны я не видел, он умер до моего рождения. К бабушке Анне мы ездили в гости в Валга всей семьей почти каждый год. Поездка на "Чайке", поезде Таллинн - Минск, в Валга - это одно из ярких детских воспоминаний. Бабушка работала много лет продавщицей в магазине тканей в Валга. Семья бабушки Анны тоже была в эвакуации, в Марийской республике. После войны они вернулась в Валгу.

«А как ещё? Я и есть еврей»

Я знаю людей, которые осознали факт, что по национальности они не русские, только в школе. Я с раннего детства знал, что я - еврей. В этом была определенная роль родителей, и, даже больше, у бабушек и дедушек. В детский сад я не ходил. Когда родители работали, я был у бабушки. Для неё было важно, чтобы я понимал, кто я есть. Она говорила мне, что мы - евреи, она рассказывала и про своё детство, и про довоенную еврейскую школу, и про своих еврейских друзей и подруг. Многие родственники бабушек и дедушек жили в Израиле. Братья моего деда со стороны мамы уехали в Израиль давно, в конце 1940-х, чтобы строить Израиль. В советское время контакты между ними не были очень сильными. Но то, что там живут братья деда, и что они уехали в Израиль давно - это я знал с самого маленького возраста. Бабушка утверждала довольно категорично, что у еврейского мальчика должна быть еврейская девочка. Но играть мне разрешали, естественно, со всеми детьми, не только с еврейскими. У бабушки и дедушки родной язык был эстонский, и с ними я говорил именно на нём. Можно сказать, что у меня два родных языка, русский и эстонский, хотя я учился в русской школе. В школу пошёл в 1982 году. Кстати, в классном журнале был вписан как еврей. Во мне это не вызывало удивления: «А как ещё? Я и есть еврей». Но не помню ни во дворе, ни в школе, ни в более позднем периоде, чтобы меня как-то дразнили, что я — еврей. Моя национальность никак не помешала мне закончить среднюю школу с золотой медалью.

Учеба - еврейская и европейская

Я получил степень бакалавра в Estonian Business School, затем закончил Edinburgh Business School, в Шотландии, там я учился заочно и получил степень магистра. Работать начал с 19 лет в аудиторской фирме PricewaterhouseCoopers, когда ещё учился на третьем курсе, там проработал 10 лет. Затем провёл два года в Эстонской почте (Eesti Post) финансовым директором, членом правления. Сейчас работаю в международном концерне «Magnum» председателем правления. Эта фирма занимается оптовой и розничной торговлей лекарствами в странах Балтии и Финляндии.

В начале 1990-х, когда появилась воскресная Еврейская школа, ходил туда и я. И это было первым плотным реальным соприкосновением с еврейской жизнью. Помню лекции Самуила Лазикина, первого Председателя Еврейской общины. Запомнились и уроки музыки. Первый раз я услышал именно там новые для себя еврейские песни на иврите. До этого знал только «Тум балалайка» и некоторые другие песни на идиш, которые дома на кассетах слушал не один раз. До сих пор часто напеваю: «Иерушалаим шель захав...» В воскресной школе я и познакомился со своей будущей женой. Когда я женился, мне был 21 год. Свадьба у меня не была еврейской, хупы не было, но музыка на свадьбе большей частью была еврейская. Нашу дочку некоторое время мы тоже водили учиться в воскресную Еврейскую школу.

Чувство принадлежности

Я комфортно чувствую себя и в эстонском кругу, и в русском, но знаю, что я - еврей. Быть евреем - это прежде всего помнить об этом, особенно в наше время глобализации. На мой взгляд, быть евреем в диаспоре и современным человеком, у которого в детстве не было особого акцента на Традиции - это по меньшей мере означает не забывать, кто ты есть, не отождествлять себя с теми, с кем повседневно общаешься, с титульной доминирующей нацией. Нужно выстраивать отношения со всеми, но не забывать, кто ты есть сам. И определённое чувство принадлежности, безусловно, испытываю. Узнав, например, об успехе какого-то еврея в любой области или услышав какую-то хорошую еврейскую новость, очень радуюсь. Когда бываю в первый раз в каком-нибудь месте заграницей, и если есть хоть какое-то свободное время, то мне всегда хочется увидеть синагогу этого города. Но в тоже время, когда вижу, например, эстонский Певческий праздник, где десятки тысяч людей собрались не случайно, а как один народ, взявшись за руки, и где каждый чувствует себя частью огромного целого, частью одного народа, я завидую белой завистью, так как этого у меня нет, мне этого не дано - вот так, взявшись за руки, чувствовать себя частью огромного целого.

_______________________

материал подготовила к публикации: Галиа Келензон

фото: Галиа Келензон и из личного архива